«Иччи» – качественный продукт экстраверсии в кино.

Держим руку на пульсе времен. Еще одна рецензия о якутском кино от нашего автора, ведущего археографа НЦАНН РС(Я) Альбины Даниловой.

Наконец-то.  То, о чем без устали мечтали и все время говорили якутские кинематографисты, свершилось.  Логично, целенаправленно, грамотно и методично, как говорится, без шума и пыли якутское кино шагнуло в мир поверх барьеров.

Во всероссийский и мировой прокат вышел долгожданный якутский хоррор «Иччи» Костаса Марсаана. Ко всем своим регалиям со словом «первый» фильм неофициально добавил себе еще один статус: «Рекордсмен по количеству положительных рецензий, отзывов, лайков и комментариев». За неделю всероссийского проката про «Иччи» сочли своим долгом отписаться практически все профильные российские издания и каналы, известные кинокритики и блогеры, а в массе зрителей, даже те, кто не питает особой любви к жанру мистического хоррора.  Основательно прижился «Иччи» и   на просторах якутской блогосферы: «Ну кто посмотрел «Иччи»? Давайте перетерем!». Отзывы в большинстве своем восторженные, равнодушных и скептических – единицы. И причем все, кто посмотрел, гордо и единодушно признали: «Иччи» — качественный продукт. Профессиональная работа. Миру показать не стыдно.

В числе самых первых счастливчиков, увидевших «Иччи», были глава республики Айсен НИКОЛАЕВ с супругой в мае 2019 года.  И первый отзыв об ожидаемом фильме был достаточно интригующим: «Поздним вечером с супругой по приглашению продюсера Марианны СКРЫБЫКИНОЙ сходили на  предпоказ нового фильма Костаса Марсаана “Иччи” (очень крутое кино!)», – написал он на своей странице в инстаграм. Также во время прямого эфира в социальных сетях глава Якутии признался своим подписчикам, что «ему  большую  половину просмотра было некомфортно от нагнетающей обстановки картины».  От такого странного отзыва читателям оставалось только пожать плечами в томительном ожидании премьеры, состоявшейся два года спустя. Главе было некомфортно! – Что это значит? Ему не понравилось?  Он же не сказал «страшно», как обычно должна звучать высокая оценка любого фильма ужасов. Надо признать, Айсен Николаев одной фразой очень точно передал  всю гамму предстоящей зрительской реакции. «Иччи» не пугает,  от внезапных криков  страха попкорн не рассыплется. «Иччи» вызывает содрогание  и оцепенение, о попкорне забудешь напрочь. Это тот самый случай когда жанр хоррора из разряда развлечений переходит в категорию глубокой  психологической драмы.

Во всех своих интервью режиссер Костас Марсаан  не раз повторяет о том, что вопреки канонам жанра  у него изначально не стояло задачи напугать зрителя. Он намеренно выстроил такую напряженную  комбинацию в виде транса, чтобы каждый мог вынести из этого зрелища что-то свое. Вначале есть идиллия из неспешных  бытовых зарисовок, которая  тягуче перерастает в кошмар, на самом деле всегда присутствующий в жизни в скрытом виде.  Эту историю нельзя воспринимать рационально.  Сюжетные повороты  граничат с  психоделикой,   напоминают поток сознания  Джойса и интуитивный монтаж Дэвида Линча.  Не случайно с легкой руки одного видеоблогера  монтаж Костаса Марсаана назвали «шаманским». Зрителю, привыкшему к ясным историям, эти амбициозные режиссерские ходы, мягко скажем, туговаты для восприятия.

Но независимо от насмотренности или начитанности, думаю, каждый зритель ощутил на экране присутствие зла,  так и не увидев его  в материальном воплощении. Экранизировать  демоническую силу, витающую в воздухе, согласитесь, очень сложно. Это требует не только знаний теории и практики, это требует от режиссера изобретательности и навыка к экспериментам в стиле «ва-банк».

Этот текст могут смело читать, те, кто еще не посмотрел «Иччи». О перипетиях сюжета ни слова. Ваш покорный слуга допустил непростительную ошибку, перед просмотром начитавшись и насмотревшись  кучу обзоров, интервью, рецензий  о премьере «Иччи». Спойлеры нет-нет да и проскочат. Секретную шкатулку хочется открыть самому, а там уже до меня пошарились, называется.  Эффект вскрытия потайной дверцы все же имел место быть при умелом настрое, полной непредсказуемости сюжета и, особенно, финала. Некоторые зрители назвали его  кривоватым, а иные  — «недофиналом». Как выразился один из зрителей: «Финалом в лоб как раз-таки можно все испортить. Режиссер выпустил психологически зрелый продукт даже с таким  зыбким недофиналом. И он здесь весьма оправдан».

В какой-то мере фильм достаточно провокативный,  если вызывает у зрителей  немало  вопросов и догадок, как в головоломке.  В «Иччи»  веет легким ветерком от «Феррума»     ( 2016 г. реж.Прокопий Бурцев). Там тоже возникает масса фундаментальных вопросов, на которых нет простых ответов. И в чем-то по стилю и творческим принципам эти два режиссера похожи друг на друга. Раскрывать и навязывать зрителю свои идеи и мысли они не намерены.  Таково их творческое кредо: пусть зрители приходят к каким угодно выводам. Что-то не поняли – «это ваши проблемы». Фильм — это их глаза, чувства.

Кстати, о глазах. Не забывайте, что первоначальное рабочее название фильма было «Глаза ночи». Надо сказать, оно точнее передает незримое присутствие  таинственного Зла в нашей жизни. Но в кино так много всяческих глаз – дракона, змея, ангела, звезды, матери и глаз без лица, что  прокат фильма с название «Глаза ночи» был бы просто обезличен.  Название «Иччи» —  лучший  и правильный выбор.  Теперь он звучит, как культурный бренд Якутии, открывающий миру информацию об этносе якутов, его культуре и традициях.

Вдохновляясь лучшими образцами избранного жанра,  Костас Марсаан не забывает о том, что все новое – это хорошо забытое старое: «Первые  фильмы, снятые в Якутии на местном языке и заслужившие народную любовь, были как раз в жанре ужасов: «Сэттээх Сир» («Проклятая земля»), Сайылык («Летний дом»), «Мааппа» («Марфа»). А потом вдруг все забыли про такое кино, кинулись в комедии и мелодрамы. Мы с продюсером Марианной Сиэгэн  давно хотели продолжить эту традицию».

Меняются времена, люди и нравы,  меняются жанры кино. Какие цели и   задачи преследовал режиссер Эллэй Иванов в своем фильме «Сэттэх сир», ставшем для  Костаса Марсаана эталоном якутского хоррора?  Как он  оценивает современную киноверсию проклятой земли?

К сожалению,  эти вопросы зависли в воздухе. Эллэй Иванов все еще не посмотрел «Иччи». Он находится далеко от Якутска, в глубинке, где нет интернета и надежной связи. В разговоре по телефону он  сказал, что довольно много наслышан о премьере «Иччи». Очень рад за Костаса Марсаана и  всю команду «Арт Дойду». Пребывает в большом предвкушении от предстоящего зрелища. Каким он будет, даже  предположить трудно. Но твердо уверен: профессиональный уровень будет выше на голову.

Эллэй Иванов, режиссер  фильма «Сэттэх мир»:   Мой замысел при создании фильма «Сэттэх сир»  был более приземленным и прагматичным. Я не стремился напугать зрителя, и уж тем более ввергать его  в ужас. Мне хотелось его отпугнуть, предостеречь  от резких движений  по отношению к судьбе, к земле, к природе. — Не ходи там, если не знаешь броду! В то время в 90-х люди повально ринулись захватывать земельные участки, рваться с родных мест в неведомые края, не зная о них ровным счетом ничего, не ведая о прошлом и скрытых тайнах этих земель. Элементы ужасов, которые я использовал в фильме,  призваны были на уровне страха привить людям  чуткость и бережное отношение к земле. Надеюсь, триллер  «Иччи»  проповедует  те же  извечные истины, в отличие от «Сэттэх сир» более яркими и мощными средствами. Я рад, что в последние годы  якутское кино успешно заявляет о себе на международном уровне. Рад победам якутских  режиссеров Костаса Марсаана,  Эдуарда Новикова, Степана Бурнашева, Дмитрия Давыдова… Таких мастеров надо ценить и  беречь.   А команде кинокомпании  «Арт Дойду» хотел бы пожелать не останавливаться  на достигнутом. Двигаться вперед!  Одно дело – снять фильм, другое дело – его продвигать и популяризировать. И надо сказать, у ребят это хорошо получается.

Помните, пять лет назад  в Якутске состоялась премьера фильма  Костаса Марсаана «Сайсары куольгэ» — впоследствии в  прокате  в кинотеатрах России фильму дали более точное и хлесткое  название  «Мой убийца». В рецензии «Пришло время профессионалов»  день в истории якутского кино  18 февраля 2016 года, — был  обьявлен  автором не только днем премьеры, но и началом  эры профессионального отношения к кинопродукту. Задана планка. Неожиданно очень  высокая для тех, кто решил посвятить свой путь в кино. (автор – А.Данилова)

Прошло  пять лет. «Мистический хоррор  «Иччи»  объективно место в топе лучших жанровых картин 2021 года себе уже застолбил…Вот так незаметно якутское кино, о котором последние годы так много говорили, зачастую перехваливая , (…) скакнуло на мировой уровень. Через пару лет, глядишь, и Bloomhouse разорим такими темпами.(Автор – Алексей Литовченко)

Хотелось бы привести еще одну цитату в жанре ретро-исследования. Принадлежит она экс-директору Фонда кино России Антону Малышеву. В 2014 году, во время II-го Якутского Международного кинофестиваля в отличие от своих коллег был сдержан и весьма  категоричен. Прогнозы будущего якутского кино его мало обнадеживали:
«Мы поддерживаем массовое, зрительское кино. Да, Якутия феноменальный регион. Кинематографисты здесь хорошо себя чувствуют. Они стремятся поднять свою планку выше. Не устаю повторять на всех кинофорумах и рабочих совещаниях: — Бюджет настоящего хорошего фильма должен составлять не менее 300 миллионов рублей. Точка. Ждем от Якутии больших интересных проектов».

К счастью, эта цитата чиновника не выдержала испытания временем.  Мы дождались- таки интересных проектов. И «Царь-птицу», и «Пугало», и «Черный снег» со смешными бюджетами, меньшими в разы. Возможно, фильм «Иччи» со своим скромным бюджетом в 25 миллионов рублей  тоже каким-чудом попал во временную дыру и разместился в равных позициях со своими голливудскими собратьями? Чудес не бывает.

По мнению режиссера Костаса Марсаана : — Все это — работа продюсера Марианны Сиэгэн. Я считаю, что договориться о мировом прокате — это очередной и очень серьезный прорыв якутского кино, большая и профессиональная, на международном уровне работа Марианны. Ведь это серьезный бизнес, все дистрибьюто­ры просчитывают финансовый потенциал. Кроме того, «Иччи» активно ведет себя на фестивальной стезе, мы заявились на многих крупных европейских хоррор-фестивалях. При этом мы с Марианной сидим в Якутске, а наш фильм гуляет по миру,  как некий дух. Может быть, мы не должны вмешиваться в его путь?   (Бортовой журнал –Авиакомпания Якутия)

Пришло время сделать еще одну заметку на календаре исторических событий якутского кино. Считать 27 мая 2021 года не только днем мировой и российской премьеры фильма «Иччи», но и выходом якутского кино  из состояния «кокона», днем  экстраверсии  и расширения границ. Любой народ стремится не замыкаться в себе, он склонен к общению и контактам, направляет чувства и переживания на внешний мир, оставаясь при этом самобытным и верным корням.

Фото: предоставлено кинокомпанией Art Doydu

Источник: Альбина ДАНИЛОВА

Поделиться:

Похожие записи